Вы здесь

Мишура и Гаева против России (Жалобы №№ 5941/06 и 7946/08)

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН НА САЙТЕ

ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

www.echr.coe.int

В РАЗДЕЛЕ HUDOC

 

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

 

 

ДЕЛО «МИШУРА И ГАЕВА против РОССИИ»

 

(Жалобы №№ 5941/06 и 7946/08)

 

 

 

 

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

 

 

 

 

г. СТРАСБУРГ

 

29 октября 2015 года

 

 

 

 

Настоящее постановление вступило в силу, но может быть подвергнуто редакционной правке.


По делу «Мишура и Гаева против России»

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Комитетом, в состав которого вошли:

          Элизабет Штайнер, Председатель,
          Мирьяна Лазарова Трайковска,
          Пауло Пинто де Альбукерке, судьи,
и Андре Вампаш, Заместитель Секретаря Секции,

проведя заседание 6 октября 2015 года за закрытыми дверями,

выносит следующее постановление, утвержденное в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1

.  Дело было инициировано на основании двух жалоб (№№ 5941/06 и 7946/08), поданных против Российской Федерации двумя гражданами России, Александром Федоровичем Мишурой (далее - «первый заявитель») и Гаевой Ларисой Ивановной (далее - «второй заявитель»), в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - «Конвенция»), 5 декабря 2005 года и 14 января 2008 года соответственно.

2

.  Интересы первого заявителя представлял П.Л. Санс Тико, адвокат, практикующий в Барселоне. Интересы второго заявителя представляла Н. Кутепова, адвокат, практикующий в Челябинской области. Интересы властей Российской Федерации (далее - «Власти») представлял Г.О. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3

.  25 ноября 2008 года и 19 января 2009 года соответственно жалобы были коммуницированы Властям.

4

.  Письмом от 19 июля 2010 года представитель второго заявителя уведомил Суд о том, что она умерла и что ее дочь Поважина Елена Львовна намеревается добиваться рассмотрения жалобы от ее имени.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

A.  Жалоба №5941/06, поданная первым заявителем

5

.  Первый заявитель 1945 года рождения проживает в г. Барселоне.

6

.  25 апреля 2005 года мировой судья судебного участка № 3 Кировского района г. Астрахани отклонил иск заявителя в отношении военного комиссариата Астраханской области, в котором он требовал повышения размера ежемесячной пенсии и пособий, связанных с военной службой.

7

.  29 июня 2005 года Кировский районный суд г. Астрахани отменил решение в апелляционном порядке и удовлетворил первый иск заявителя частично, присудив ему общую сумму 49 215 российских рублей. Решение вступило в силу.

8

.  28 февраля 2006 года Президиум Астраханского областного суда отменил в порядке надзора определение от 29 июня 2005 года на основании неверного применения материально-правовых норм Кировским районным судом и оставил без изменений решение от 25 апреля 2005 года.

В.  Жалоба №7946/08, поданная вторым заявителем

9

.  Второй заявитель 1939 года рождения проживала в г. Озерске, Россия. Она являлась вдовой Льва Гаева, который скончался от рака в 1985 году.

10

.  1 июня 2005 года Центральный районный суд г. Челябинска признал, что Гаев подвергся воздействию радиоактивных выбросов вследствие ядерной катастрофы на комбинате «Маяк» в 1957 году.

11

.  В августе 2006 года заявитель предъявила иск Озерскому Управлению социальной защиты населения по поводу ежемесячной компенсации в связи с потерей кормильца.

12

.  17 октября 2006 года Озерский городской суд Челябинской области отклонил ее иск на том основании, что она не доказала, что финансово зависела от мужа на день его смерти.

13

.  4 декабря 2006 года Челябинской областной суд отменил это решение и частично удовлетворил требования заявителя. Он постановил, что Озерское Управление социальной защиты населения должно выплачивать заявителю ежемесячную компенсацию, размер которой надлежит установить в соответствии с законом.

14

.  25 июля 2007 года Президиум Челябинского областного суда при пересмотре в порядке надзора отменил апелляционное определение от 4 декабря 2006 года и направил материалы дела в суд апелляционной инстанции, отметив, что суд нижестоящей инстанции надлежащим образом не рассмотрел доказательства и неверно применил материально-правовые нормы.

15

.  Решение от 4 декабря 2006 года было исполнено между 1 марта 2007 года и 1 августа 2007 года.

16

.  27 августа 2007 года Челябинский областной суд провел новое слушание в апелляционном порядке и отклонил требования второго заявителя.

2.  ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

17

.  Применимое национальное законодательство, регулирующее процедуру пересмотра в порядке судебного надзора после 2003 года, отражено в постановлении Европейского Суда от 18 января 2007 года по делу «Кот против России» (Kot v. Russia) (жалоба №20887/03, пункт 17).

ПРАВО

I.  ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖАЛОБ

18

.  Принимая во внимание тот факт, что обе эти жалобы касаются аналогичных фактов и требований, а также порождают почти одинаковые вопросы по Конвенции, Европейский Суд решил рассмотреть их в рамках одного постановления (см. постановление Европейского Суда от 14 января 2010 года по делу «Казакевич и 9 других дел «военных пенсионеров» против Российской Федерации» (Kazakevich and 9 other “Army Pensioners” cases v. Russia), жалобы №№ 14290/03 и др., пункт 15).

II.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА №1 ВСЛЕДСТВИЕ ОТМЕНЫ РЕШЕНИЙ, ВЫНЕСЕННЫХ В ПОЛЬЗУ ЗАЯВИТЕЛЕЙ

19

.  Заявители жаловались на нарушение статьи 6 в связи с отменой имеющих обязательную силу и подлежащих исполнению решений, вынесенных в их пользу в надзорном порядке. Они также жаловались на нарушение статьи 1 Протокола №1 в связи с этими же фактами. Суд рассмотрит два дела в свете обоих положений, которые в соответствующих частях гласят:

Пункт 1 статьи 6

«Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок...судом...»

статья 1 Протокола №1

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своей собственности иначе как в интересах общественности и в соответствии с условиями, предусмотренными законодательством и общими принципами международного права ...».

А.  Приемлемость

20

.  Суд отмечает, что жалобы заявителей не являются явно необоснованными в соответствии со значением подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что они не являются неприемлемыми по каким-либо иным основаниям. Следовательно, они должны быть признаны приемлемыми.

В. Существо жалоб

21

.  Власти утверждали, что производства по пересмотру в порядке надзора, результатом которых стала отмена решений, о которых шла речь, были законными: они были инициированы сторонами по делам в течение предельного срока, установленного внутригосударственным законодательством. Президиум областных судов отменил решения нижестоящих судов, основанные на неверном применении материально-правовых норм и ненадлежащем рассмотрении доказательств, исправляя, таким образом, вопиющую несправедливость и устраняя рискованную судебную практику.

22

.  Заявители настаивали на своих жалобах.

23

.  Суд напоминает, что отмена окончательного и обязательного судебного решения через надзорное производство может нарушить как право сторон на объективность процесса, так и принцип правовой определенности (см., среди прочих, постановление Европейского Суда по делу «Рябых против России» (Ryabykh v. Russia), жалоба №52854/99, пункты 56‑58, ECHR 2003‑IX). Отступления от этого принципа правомерны только в случае, когда они вызваны существенными непреодолимыми обстоятельствами (см. упоминавшееся выше постановление по делу «Кот против России», пункт 24, и постановление Европейского Суда от 31 июля 2008 года по делу «Проценко против России» (Protsenko v. Russia), жалоба №13151/04, пункты 25-34).

24

.  Суд отмечает, что оба решения по рассматриваемым делам были отменены исключительно в порядке надзора на основании того, что нижестоящие суды неправильно применили материально-правовые нормы. Суд напоминает о своем неизменном принципе: в случае отсутствия в предыдущих производствах существенных недостатков, несогласие любой из сторон с определениями первой и апелляционной инстанций не является существенным и непреодолимым обстоятельством, обеспечивающим отмену обязательного и подлежащего принудительному исполнению судебного решения и возобновление производства по иску (см. постановление Европейского Суда от 7 июня 2007 года по делу «Довгучиц против России» (Dovguchits v. Russia), жалоба №2999/03, пункт 30; и упоминавшееся выше постановление по делу «Кот против России», пункт 29). Власти не представили никаких аргументов, которые бы дали возможность Суду прийти к другому заключению в отношении рассматриваемых дел.

25

.  Дальнейшее рассмотрение является достаточным основанием для того, чтобы Суд заключил, что в настоящем деле не было обстоятельств, оправдывающих нарушение принципа правовой определенности.

26

.  Суд далее напоминает, что судебные решения, имеющие обязательную силу и подлежащие исполнению, предписывали соответствующим органам власти выплатить общую сумму первому заявителю и компенсацию на ежемесячной основе второму заявителю. Таким образом, данные судебные решения были достаточно конкретными, чтобы создать объект собственности в значении статьи 1 Протокола №1 (см. постановление Европейского Суда от 21 марта 2002 года по делу «Василопулу против Греции» (Vasilopoulou v. Greece), жалоба №47541/99, пункт 22, и постановление Европейского Суда по делу «Малиновский против России» (Malinovskiy v. Russia), жалоба №41302/02, пункт 43, ECHR 2005‑VII (выдержки)). Отмена данных постановлений в нарушение принципа правовой определенности подорвала доверие заявителей к обязательности судебных решений и лишила их возможности получить по суду то, что они законно ожидали получить (см. постановление Европейского Суда от 19 сентября 2013 года по делу «Горфункель против России» (Gorfunkel v. Russia), жалоба №42974/07, пункт 36). Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола №1.

III.  ИНЫЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

27

.  Первый заявитель также жаловался на нарушение статьи 6 в связи с тем, что Кировский районный суд неверно применил правовые нормы, когда частично отклонил его иск. Второй заявитель жаловалась на нарушение статьи 13 Конвенции об отсутствии эффективного средства правовой защиты в отношении отмены первоначального решения национального суда, принятого в ее пользу.

28

.  На основании всех материалов, имеющихся в распоряжении Суда и в той мере, в которой оспариваемые вопросы находятся в пределах его компетенции, Суд считает, что эти жалобы не содержат признаков нарушения прав и свобод Конвенции или Протоколах к ней. Следовательно, они подлежат отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции как явно необоснованные.

IV.  ПРИМЕНЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

29

.  Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд приходит к заключению, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутригосударственное право Высокой договаривающейся стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

А.  Ущерб

1.  Доводы сторон

30

.  Первый заявитель требовал 281 628,29 российских рублей в качестве компенсации имущественного ущерба, соответствующего размеру социальных пособий, которые он должен был получить, если бы внутригосударственные правовые нормы были верно применены внутригосударственными судами. Заявитель также потребовал 3 000 евро в качестве компенсации неимущественного‑вреда.

31

.  Второй заявитель требовала 27 472,51 рублей в качестве компенсации имущественного ущерба, заявляя, что она не получала компенсации начиная с 1994 года, за исключением периода с 1 марта 2007 года по 1 августа 2007 года. Что касается неимущественного вреда, второй заявитель потребовала 5 000 евро.

32

.  Власти не согласились и просили Суд отклонить доводы заявителей. Что касается имущественного ущерба, Власти отметили, что заявители не обосновали свои требования имущественного ущерба или произвели неверные вычисления. Что касается неимущественного вреда, Власти считали требования заявителей чрезмерными и необоснованными.

2.  Оценка Европейского Суда

(a)  Имущественный ущерб

33

.  Суд напоминает, что наиболее подходящей формой компенсации в отношении выявленных нарушений будет возврат заявителей, насколько возможно, в положение, в котором они находились бы, если бы были соблюдены требования Конвенции (см. постановление Европейского Суда от 26 октября 1984 года по делу «Пьерсак против Бельгии» (Piersack v. Belgium) (статья 50), стр. 16, пункт 12, Серия А, №85, и, с необходимыми изменениями, постановление Европейского Суда от 23 октября 2003 года по делу «Генчел против Турции» (Gençel v. Turkey), жалоба №53431/99, пункт 27). Суд считает, что этот принцип должен применяться в настоящих делах, как во многих подобных делах, рассмотренных ранее (см. упоминавшееся выше постановление по делу «Довгучиц против России», пункт 48).

34

.  Что касается первого заявителя, Суд, во-первых, отмечает, что его требование в отношении имущественного ущерба относится к жалобе, которая была объявлена Судом неприемлемой (см. пункты 26-27 выше). Следовательно, он отклоняет это требование. Между тем, Суд отмечает, что 29 июня 2005 года Кировский районный суд г. Астрахани присудил заявителю общую сумму 49 215 рублей. Это решение не было исполнено. Суд, таким образом, считает необходимым присудить заявителю признанный в судебном решении невыплаченный долг в качестве компенсации имущественного ущерба.

35

.  Что касается второго заявителя, Суд отмечает, что 4 декабря 2006 года Челябинский областной суд предписал Управлению социальной защиты населения выплачивать заявителю ежемесячную компенсацию, размер которой надлежит установить в соответствии с законом. Это решение было отменено Президиумом Челябинского областного суда 25 июля 2007 года. Даже при условии, что решение от 4 декабря 2006 года не было полностью исполнено до его отмены, заявитель не предоставила подробного требования в этом отношении. По поводу ее требований, касающихся ее будущих имущественных убытков, Суд напоминает, что после отмены окончательное решение прекратило свое существование в соответствии с национальным законодательством. Суд не может ни восстановить юридическую силу этого решения, ни принять на себя роль национальных органов власти в назначении социальных выплат в будущем (см. постановление Европейского Суда от 7 июля 2009 года по делу «Тарнопольская и другие против России» (Tarnopolskaya and Others v. Russia), жалобы №№ 11093/07 и др., пункт 51,; постановление Европейского Суда от 18 сентября 2008 года по делу «Доколин против России» (Dokolin v. Russia), жалоба №28488/04, пункт 18; и решение Европейского Суда от 14 сентября 2006 года по делу «Сиротин против России» (Sirotin v. Russia), жалоба №38712/03). Следовательно, он отклоняет требования заявителя.

(b)  Неимущественный вред

36

.  Со ссылкой на сложившуюся прецедентную практику в подобных делах Европейский Суд установил, что заявители понесли неимущественный вред в результате установленных нарушений, которые не могут быть компенсированы одним лишь выявлением такого нарушения. Принимая во внимание обстоятельства данного дела и производя оценку на справедливой основе, как того требует статья 41 Конвенции, Суд присуждает каждому заявителю в качестве компенсации неимущественного вреда 2 000 евро, плюс любые налоги, которые могут быть начислены на эту сумму.

B. Судебные расходы и издержки

37

.  Второй заявитель также требовала 2 169 евро и 2 066 британских фунтов стерлингов в качестве компенсации расходов и издержек, понесенных ей в ходе разбирательств в национальных судах и в Европейском Суде.

38

.  Власти оспаривали это требование как необоснованное.

39

.  Принимая во внимание документы, имеющиеся в его распоряжении, и свою прецедентную‑ практику, Суд считает целесообразным присудить сумму в размере 1 342 фунтов стерлингов на покрытие всех заявленных расходов.

С. Проценты за просрочку платежа

40

.  Суд считает приемлемым, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере, равном предельной годовой процентной ставке Европейского Центрального Банка, плюс три процента.

ОСНОВЫВАЯСЬ НА ВЫШЕИЗЛОЖЕННОМ, СУД ЕДИНОГЛАСНО

1.  решает объединить жалобы в одно производство;

 

2.  объявляет, в отношении обеих жалоб, жалобы по статье 6 Конвенции и статье 1 Протокола №1, касающиеся отмены первоначальных решений, вынесенных в пользу заявителей, приемлемыми, а остальные части жалоб неприемлемыми;

 

3.  постановляет, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола №1 к Конвенции в связи с отменой в ходе производств по пересмотру в порядке надзора решений суда, вынесенных в пользу заявителей;

 

4.  постановляет

что государство-ответчик должно выплатить заявителям в течение трех месяцев следующие суммы, а также любые налоги, которые могут быть начислены на эти суммы:

(i)  49 215 (сорок девять тысяч двести пятнадцать) рублей Мишуре Александру Федоровичу в качестве компенсации имущественного ущерба;

(ii) по 2 000 евро (две тысячи евро) каждому заявителю в качестве компенсации неимущественного вреда, а также любые налоги, которые могут быть начислены на эти суммы;

(iii) 1 342 (одну тысячу триста сорок два) фунта стерлингов Поважиной Елене Львовне в качестве возмещения издержек и расходов;

 

5.  отклоняет остальные требования заявителей о справедливой компенсации.

Выполнено на английском языке; уведомление о постановлении направлено в письменном виде 29 октября 2015 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

 

 

Андрэ Вампаш                                                               Элизабет Штайнер      Заместитель Секретаря   Председатель

11 июля 2016 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).