Вы здесь

Маликов и Ощепков против России (Жалоба №42981/06)

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН НА САЙТЕ

ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

www.echr.coe.int

В РАЗДЕЛЕ HUDOC

 

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

 

 

ДЕЛО «МАЛИКОВ И ОЩЕПКОВ против РОССИИ»

 

(Жалоба №42981/06)

 

 

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

 

 

г. СТРАСБУРГ

 

12 ноября 2015 года

 

 

 

 

 

 

Настоящее постановление вступило в силу, но может быть подвергнуто редакционной правке.

 


По делу «Маликов и Ощепков против России»

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Комитетом, в состав которого вошли:

          Ханлар Гаджиев, Председатель,
          Юлия Лаффранк,
          Дмитрий Дедов, судьи,
а также Андрэ Вампаш, Заместитель Секретаря Секции,

проведя заседание 20 октября 2015 года закрытыми дверями,

выносит следующее постановление, утвержденное в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1

.  Дело было инициировано на основании жалобы (№42981/06) против Российской Федерации, поданной в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция») четырьмя гражданами России:
И.И. Маликовым, А.А. Ощепковым, С.Ф. Серегиным и А.П. Романенко. Их жалоба была направлена в Суд 28 августа 2006 года.

2

.  Интересы Властей Российской Федерации (далее — «Власти») представлял Г.О. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3

.  26 мая 2010 года жалоба была коммуницирована Властям.

4

.  22 сентября 2010 года Власти подали одностороннюю декларацию, в которой признали нарушение прав заявителей в связи с отменой окончательного решения, принятого в их пользу, в результате пересмотра дела в надзорном порядке. В декларации далее указывалось, что решение внутригосударственных судов «было приведено в исполнение» до его отмены судом надзорной инстанции.

5

.  18 сентября 2012 года Суд принял решение объединить настоящую жалобу с другими аналогичными жалобами, в которых Власти также представили односторонние декларации, и исключить их из списка дел к рассмотрению в соответствии с подпунктом «с» пункта 1 статьи 37 Конвенции (см. решение Европейского Суда от 18 сентября 2012 года по делу «Алов против России и 10 других жалоб» (Alov and 10 Others v. Russia), жалоба №27127/05).

6

.  17 июня 2013 года Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде подал в Суд запрос на восстановление вышеуказанной жалобы в части, касающейся жалоб И.И. Маликова и А.А. Ощепкова (далее – «заявители») в списке дел к рассмотрению. Данный запрос основывался на том факте, что российские органы власти предоставили Суду неверную информацию, касающуюся исполнения решения, вынесенного Ахтубинским городским судом
26 июля 2002 года в отношении этих двух заявителей.

7

.  24 июля 2013 года И.И. Маликов и А.А. Ощепков представили в Суд аналогичный запрос.

8

.  17 сентября 2013 года Суд принял решение, в соответствии с пунктом 2 статьи 37 Конвенции, восстановить жалобу в списке дел к рассмотрению в части, касающейся жалоб заявителей И.И. Маликова и А.А. Ощепкова.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

9

.  Факты, представленные сторонами, могут быть изложены следующим образом.

A. Судебные разбирательства в национальных судах

10

.  Оба заявителя являются пенсионерами. В 2002 года они обратились в областное управление Пенсионного фонда (далее — «Пенсионный фонд») по поводу неверного расчета их пенсий. Они утверждали, что Пенсионный фонд не принял в расчет всех документов, связанных с их службой.

11

.  26 июля 2002 года Ахтубинский городской суд Астраханской области вынес решение, которым требования заявителей были удовлетворены.

12

.  3 сентября 2002 года это решение было оставлено в силе определением Астраханского областного суда в апелляционной инстанции.

13

.  27 января 2003 года Ахтубинский городской суд вынес новое решение с уточнением, что пенсия заявителей должна быть пересчитана с 19 декабря 2001 года.

14

.  26 января 2005 года Президиум Астраханского областного суда вынес определение, которым отклонил ходатайство Пенсионного фонда на решение от 26 июля 2002 года о пересмотре дела в порядке надзора.

15 .  3 марта 2006 года Верховный Суд Российской Федерации вынес определение, которым отменил решение от 26 июля 2002 года и определения от 3 сентября 2002 года и от 26 января 2005 года ввиду неверного применения материально-правовых норм и отклонил все ходатайства заявителей.

B.  Дальнейшие разбирательства на внутригосударственном уровне

16

.  После решения Суда об исключении дела заявителей из списка дел к рассмотрению в соответствии с подпунктом «с» пункта 1 статьи 37 Конвенции (см. пункт 5 выше), заявители инициировали дальнейшие производства в российских судах.

1.  Ходатайство заявителей о возобновлении производства после решения Суда об исключении их жалоб из списка дел к рассмотрению

17 .  В неустановленную дату заявители подали ходатайство о возобновлении производства, отмененного решением от 3 марта 2006 года Верховного Суда Российской Федерации, на основании вновь открывшихся обстоятельств. Указаний на то, что заявители требовали возмещения материального ущерба, понесенного в результате отмены внутригосударственных решений в их пользу, не имеется.

18

.  Они утверждали, что решение Суда об исключении жалобы из списка дел к рассмотрению, принятое 18 сентября 2012 года после признания нарушения их прав Властями, представляло собой вновь открывшееся обстоятельство, влекущее за собой возобновление производства по их делу.

19

.  15 марта 2013 года Верховный Суд отметил, что из решения, которым Суд исключил жалобу из списка дел к рассмотрению после признания нарушения прав заявителей Властями, следовало, что, с одной стороны, все суммы, подлежащие выплате по отмененному решению, были выплачены заявителям, и, с другой стороны, Суд не установил, что решение суда, проводившего пересмотр в порядке надзора, противоречило Конвенции само по себе. Верховный Суд, таким образом, пришел к заключению об отсутствии необходимости возобновлять рассмотрение дела заявителей.

20

.  8 июля 2013 года судьей Президиума Верховного Суда было отклонено ходатайство заявителей о проведении пересмотра в порядке надзора ранее вынесенного решения.

21

.  18 сентября 2013 года заместитель Председателя Верховного Суда отказал в удовлетворении ходатайства заявителей о внесении представления о пересмотре в порядке надзора их жалобы, в соответствии со статьей 391.11 Гражданского процессуального кодекса.

2.  Другие производства, инициированные заявителями

22

.  В неустановленный день заявители подали жалобу в соответствии с главой 25 Гражданского процессуального кодекса в связя с неисполнением решения от 26 июля 2002 года Пенсионного фонда до его отмены 3 марта 2006 года. Они требовали выплаты задолженности по пенсиям в соответствии с решением от 26 июля 2002 года, вынесенном Ахтубинским городским судом, за период с
19 декабря 2001 года по 3 марта 2006 года с их дальнейшей индексации.

23 .  7 ноября 2013 года Таганский районный суд г. Москвы оставил их жалобу без рассмотрения, указав, что поскольку спор велся о правах заявителей, его необходимо рассмотреть в порядке искового производства, а не в соответствии с главой 25 Гражданского процессуального кодекса.

24

.  26 декабря 2013 года Московский городской суд в апелляционной инстанции оставил указанное решение без изменений.

2.  ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

25

.  Применимое внутреннее законодательство, регулирующее процедуру судебного надзора в рассматриваемое время, отражено в постановлении Суда от 18 января 2007 года по делу «Кот против России» (Kot v. Russia) (жалоба № 20887/03, пункт 17).

26

.  Применимое внутригосударственное право, регулирующее процедуру пересмотра в порядке надзора после 1 января 2012 года, приведено в решении Европейского Суда от 12 мая 2015 года по делу «Абрамян и другие против России» (Abramyan and Others v. Russia), жалобы №№ 38951/13 и 59611/13, пункты 42-45.

27

.  Применимое внутригосударственное законодательство и практика, касающиеся возобновления рассмотрения дела в связи с постановлением Суда, обобщено в постановлении Европейского Суда от 30 октября 2014 года по делу «Давыдов против России» (Davydov v. Russia), жалоба №18967/07, пункты 11-15.

28

.  В главе 25 ГПК РФ описана процедура обжалования действий или бездействия государственных органов в судах. Российские суды, признав заявление обоснованным, принимают решение об обязанности соответствующего органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод (статья 258).

ПРАВО

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1 В ОТНОШЕНИИ ПРОЦЕДУРЫ СУДЕБНОГО НАДЗОРА

29

.  Заявители жаловались в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции и статьей 1 Протокола № 1 на то, что постановление от 26 июля 2002 года было отменено в порядке надзора. Эти статьи, в части, имеющей отношение к настоящему делу, гласят следующее:

Пункт 1 статьи 6:

«При определении своих гражданских прав и обязанностей… каждый имеет право на справедливое… слушание… в [] …суде…»

статья 1 Протокола №1

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своей собственности иначе как в интересах общественности и в соответствии с условиями, предусмотренными законодательством и общими принципами международного права ...».

А.  Приемлемость

30

.  Суд отмечает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта «а» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее он отмечает, что она не является неприемлемой по любым другим основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.

В. Существо жалоб

31

.  Суд ранее устанавливал нарушения пункта 1 статьи 6, когда, как и в настоящих делах, пересмотр в порядке надзора использовался для отмены решений, имеющих обязательную силу, на основании предполагаемого неверного толкования материально-правовых норм (см., например, упоминавшееся выше постановление по делу «Кот против России»). С учетом причин, на которые ссылался Верховный Суд для обоснования отмены внутригосударственных решений, вынесенных в пользу заявителей (см. пункт 15

выше), Суд не находит причин отступать от своей прецедентной практики.

32

.  Соответственно, был установлен факт нарушения статьи 6.

33

.  Суд далее отмечает, что окончательное решение, несмотря на то, что в нем не указывалось никаких конкретных сумм, явным образом обязывало Государство пересчитать размер пенсионных выплат, которые были ранее произведены заявителям. Таким образом, данное судебное решение создало объект собственности в значении статьи 1 протокола №1 (см. постановление Европейского Суда от 21 марта 2002 года по делу «Василопулу против Греции» (Vasilopoulou v. Greece), жалоба №47541/99, пункт 22 и постановление Европейского Суда по делу «Малиновский против России» (Malinovskiy v. Russia), жалоба № 41302/02, пункт 43, ECHR 2005‑VII (выдержки)). Отмена данного постановления в нарушение принципа правовой определенности подорвала доверие заявителей к обязательности судебного решения и лишила их возможности получить по суду то, что они законно ожидали получить (см. постановление Европейского Суда от 7 июня 2007 года по делу «Довгучиц против России» Dovguchits v. Russia, жалоба №2999/03, пункт 35).

34

.  Таким образом, имело место нарушение статьи 1 Протокола №1.

2.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

35

.  Статья 41 Конвенции предусматривает:

«Если Суд приходит к заключению, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутригосударственное право Высокой договаривающейся стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

А.  Ущерб

36

.  Европейский Суд повторяет, что, как правило, самой подходящей формой возмещения в отношении выявленных нарушений является восстановление заявителей в таком статусе, как если бы положения Конвенции не были нарушены (см. постановление Европейского Суда от 26 октября 1984 года по делу «Пьерсак против Бельгии» (Piersack v. Belgium) (статья 50), пункт 12, Серия A №85; см. с соответствующими изменениями, постановление Европейского Суда от 23 октября 2003 года по делу «Генчель против Турции» (Gençel v. Turkey), жалоба №53431/99, пункт 27, а также упоминавшееся выше постановление по делу «Довгучиц против России», пункт 48).

37

.  В настоящем деле Суд установил нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола №1 в связи с отменой окончательного решения, вынесенного в пользу заявителей, в результате судебного пересмотра в порядке надзора. Общей позицией между сторонами является тот факт, что решение от 26 июля 2002 года, вынесенное Ахтубинским городским судом, оставленное в силе 3 сентября 2002 года Астраханским областным судом и уточненное 27 января 2003 года, осталось неисполненным. Заявители, таким образом, не получили сумм, которые они получили бы, если бы вышеуказанное решение было исполнено органами власти до его отмены.

38

.  В то же время Суд отмечает, что решением от 26 июля 2002 года не присуждалось какой-либо конкретной суммы, а также в последующих производствах заявители не ссылались на какую-либо конкретную сумму. В таких обстоятельствах Суд не может выполнять роль национальных органов власти при подсчете сумм, подлежащих выплате в результате вынесения решения (см. постановление Европейского Суда от 21 октября 2010 года по делу «Ленченков и другие против России» (Lenchenkov and Others v. Russia), жалобы №№ 16076/06, 42096/06, 44466/06 и 25182/07, пункт 37). Последние лучшим образом приспособлены и оснащены для проведения такой оценки и рассмотрения ходатайства заявителей об индексации. Суд не пренебрегает тем фактом, что попытки заявителей инициировать внутригосударственное производство в связи с первым решением, вынесенным Судом, не увенчались успехом. Он, однако, отмечает, в отношении первого этапа производства, что отсутствуют указания на то, что заявители отдельно требовали компенсации материального ущерба, понесенного в результате отмены внутригосударственного решения, вынесенного в их пользу (см. пункт 17 выше). Что касается второго этапа производства, из внутригосударственных решений следует, что их ходатайства, в этот раз непосредственно ограничивающиеся требованиями компенсации материального ущерба, который представляет собой разницу между пенсией, которую они фактически получили с 19 декабря 2001 года по 3 марта 2006 года, и пенсией, которую они должны были получить, если бы решение от 26 июля 2002 года было исполнено органами власти до его отмены, с дальнейшей индексацией, были отклонены только из-за того, что они не воспользовались соответствующей процедурой (см. пункт 23

выше).

39

.  Суд далее отмечает, что установление нарушения Конвенции Судом в настоящем постановлении дает возможность заявителям потребовать возобновления производства в соответствии со статьей 392 Гражданского процессуального кодекса. Суд, таким образом, считает, что повторное возобновление гражданского производства и пересмотр дела в свете принципов, установленных в его прецедентной практике, касающейся аналогичных дел (см., среди прочих, постановление от 28 мая 2014 года по делу «Ханустаранов против России» (Khanustaranov v. Russia) [Комитет], жалоба №2173/04, пункты 57-59), будет наиболее подходящим способом предоставления возмещения стороне, понесшей ущерб.

40

.  С другой стороны, он считает, что в результате выявленных нарушений заявителям был причинен моральный‑ вред, который нельзя компенсировать одним лишь фактом установления нарушения. Принимая во внимание обстоятельства дела и оценивая их на справедливой основе, Европейский Суд присуждает каждому заявителю сумму в 2 000 евро в качестве компенсации морального‑ вреда, плюс любые налоги, которые могут быть начислены на указанную сумму.

B.  Проценты за просрочку платежа

41

.  Суд считает приемлемым, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере, равном предельной годовой процентной ставке Европейского Центрального Банка, плюс три процента.

ОСНОВЫВАЯСЬ НА ВЫШЕИЗЛОЖЕННОМ, СУД ЕДИНОГЛАСНО

1.  признает жалобу приемлемой;

 

2.  постановляет, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола №1;

 

3.  постановляет

(a) что в течение трех месяцев со дня вступления данного постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции власти государства-ответчика обязаны выплатить каждому заявителю 2 000 (две тысячи евро), подлежащие переводу в валюту государства-ответчика по курсу, установленному на день выплаты, а также все налоги, подлежащие начислению на указанную сумму, в качестве компенсации морального вреда;

(b)  что с момента истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты компенсации на данные суммы начисляются простые проценты в размере, равном предельной учетной ставке Европейского Центрального банка в течение периода начисления пени, плюс три процента;

Выполнено на английском языке; уведомление о постановлении направлено в письменном виде 12 ноября 2015 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

 

 

Андрэ Вампаш                                                                 Ханлар Гаджиев
Заместитель секретаря                                                         Председатель

 

 

 

11 июля 2016 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).