Вы здесь

Истомин против России (жалоба № 31691/10)

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН НА САЙТЕ

ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

www.echr.coe.int

В РАЗДЕЛЕ HUDOC

 

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

ДЕЛО "ИСТОМИН против РОССИИ"

 

(жалоба № 31691/10)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

 

 

 

СТРАСБУРГ

 

15 октября 2015 г.

 

 

 

Настоящее постановление является окончательным, но может быть подвергнуто редакционной правке.


По делу "Истомин против России",

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Комитетом, в состав которого вошли:

          Ханлар Гаджиев, Председатель,
          Линос-Александ Сицильянос,
          Дмитрий Дедов, судьи,
и Андрэ Вампах, Заместитель Секретаря Секции,

проведя заседание за закрытыми дверями 22 сентября 2015 г.,

выносит следующее постановление в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1

. Дело инициировано на основании жалобы (№ 31691/10), поданной в Европейский Суд против России 10 мая 2010 г. гражданином Российской Федерации Истоминым Александром Сергеевичем (далее – заявитель) на основании статьи 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция).

2

. Интересы властей Российской Федерации представлял Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека  Г. Матюшкин.

3

. 18 марта 2014 года жалоба на длительность содержания под стражей была коммуницирована российским властям, а остальная часть жалобы была признана неприемлемой.

ФАКТЫ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

4

. Заявитель, 1969 года рождения, в настоящее время содержится под стражей в деревне Мозжуха Кемеровской области.

5

. 15 июля 2009 года заявитель был задержан по подозрению в совершении хищения в крупном размере.

6

. 16 июля 2009 года заявителю было предъявлено обвинение.

7

. 17 июля 2009 года Центральный районный суд г. Кемерово вынес постановление о заключении заявителя под стражу в ходе предварительного следствия. Судья установил, что (1)  заявитель подозревался в совершении тяжкого преступления, (2)  его причастность к хищению подтверждалась доказательствами, приобщенными к материалам уголовного дела, (3)  он мог оказать давление на свидетелей или (4)  он мог вмешаться в ход предварительного следствия.

8

. 10 ноября 2009 года Заводской районный суд г. Кемерово продлил срок содержания заявителя под стражу. Суд сослался на тяжесть вмененного в вину преступления и вновь сослался на то, что заявитель может оказать давление на свидетелей или вмешаться в ход предварительного следствия. Он также отметил, что заявитель может повторно совершить преступление или скрыться от правосудия.

9

. 26 ноября 2009 года судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда оставила постановление о продлении срока содержания под стражей от 10 ноября 2009 года без изменения.

10

. Во время проведения предварительного следствия и судебного разбирательства заявитель находился под стражей до его освобождения 24 июня 2010 года.

11

. 5 ноября 2013 года заявитель был признан виновным.

ПРАВО

I.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 3 СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ

12

. Ссылаясь на пункт 3 статьи 5 Конвенции, заявитель жаловался на то, что его содержание его под стражей было чрезмерно длительным и не имело под собой «существенных и достаточных» оснований. Пункт 3 статьи 5 предусматривает следующее:

"Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом "c" пункта 1 настоящей статьи ... имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд".

A.  Приемлемость

13

. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель утратил интерес к рассмотрению жалобы, поскольку он не сообщил Европейскому Суду о вынесении приговора по уголовному делу в отношении него. Они также утверждали, что Европейский Суд не должен принимать во внимание период содержания заявителя под стражей после 10 мая 2010 года, дня подачи жалобы заявителем.

1.  Интерес заявителя к рассмотрению его жалобы

14

. Настоящее дело касается предполагаемой чрезмерной длительности содержания заявителя под стражей. Посредством подачи своей жалобы в Европейский Суд заявитель жаловался на ситуацию, в которой он находился уже в течение некоторого времени. В таких обстоятельствах любые последующие изменения в уголовном судопроизводстве в его отношении не повлияли бы на суть вопроса, лежащего в основании его жалобы в соответствии с Конвенцией, так как значительный период его содержания под стражей уже имел место. Соответственно, Европейский Суд не может прийти к выводу о том, что отсутствие информации о признании заявителя виновным могло оказать решающее влияние на вынесение Европейским Судом постановления по делу.

15

. В настоящем деле заявитель поддерживал связь с Европейским Судом, сообщая ему о развитии его ситуации вплоть до освобождения. Следовательно, Суд не усматривает ничего, что могло бы подтвердить утверждение российский властей о том, что заявитель утратил интерес к рассмотрению его жалобы. Он считает этот довод властей безосновательным и отклоняет его.

2.  Период содержания под стражей в ходе предварительного следствия

16

. Согласно прецедентной практике Европейского Суда для целей пункта 3 статьи 5 учитываемый период завершается после освобождения заявителя или признания его виновным судом первой инстанции (см., постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Идалов против России" (Idalov v. Russia) от 22 мая 2012 года, жалоба № 5826/03, пункт 112; постановление Большой Палаты по делу "Лабита против Италии" (Labita v. Italy), жалоба № 26772/95, пункты 145-147, ECHR 2000‑IV).

17

. В настоящем деле заявитель был задержан 15 июля 2009 года и освобожден 24 июня 2010 г. Таким образом, продолжительность содержания его под стражей составила 11 месяцев и 9 дней.

3.  Вывод

18

. Учитывая изложенное выше, Европейский Суд считает, что он обладает компетенцией для рассмотрения жалобы на длительность содержания заявителя под стражей с 15 июля 2009 года по 24 июня 2010 года. Жалоба, касающаяся этого периода, не является явно необоснованной и не является неприемлемой по каких-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой.

В.  Существо жалобы

19

. Власти Российской Федерации признали, что содержание заявителя под стражей с 15 июля 2009 года по 10 мая 2010 года. не соответствовало требованиям, предусмотренным пунктом 3 статьи 5 Конвенции.

20

. Заявитель настаивал на своей жалобе.

21

. Европейский Суд уже неоднократно рассматривал аналогичные жалобы против России, поданные на основании пункта 3 статьи 5 Конвенции, и устанавливал нарушение этой статьи на том основании, что национальные суды продлевали срок содержания заявителей под стражей, ссылаясь, главным образом, на тяжесть инкриминируемого преступления и используя стереотипные формулировки без учета конкретной ситуации или рассмотрения возможности избрания альтернативных мер пресечения (см. среди многих других прецедентов, постановления Европейского Суда по делам "Мамедова против России" (Mamedova v. Russia) от 1 июня 2006 года, жалоба № 7064/05; "Пшевечерский против России" (Pshevecherskiy v. Russia) от 24 мая 2007 года, жалоба № 28957/02; "Шухардин против России" (Shukhardin v. Russia) от 28 июня 2007 года, жалоба № 65734/01; "Белов против России" (Belov v. Russia) от 3 июля 2008 года, жалоба № 22053/02; "Александр Макаров против России" (Aleksandr Makarov v. Russia) от 12 марта 2009 года, жалоба № 15217/07; "Ламажык против России" (Lamazhyk v. Russia) от 30 июля 2009 года, жалоба № 20571/04; "Макаренко против России" (Makarenko v. Russia) от 22 декабря 2009 года, жалоба № 5962/03; "Гультяева против России" (Gultyayeva v. Russia) от 1 апреля 2010 года, жалоба № 67413/01; "Логвиненко против России" (Logvinenko v. Russia) от 17 июня 2010 года, жалоба № 44511/04; "Сутягин протитв России" (Sutyagin v. Russia) от 3 мая 2011 года, жалоба № 30024/02; "Романова против России" (Romanova v. Russia) от 11 октября 2011 года, жалоба № 23215/02; и "Валерий Самойлов против Росии" (Valeriy Samoylov v. Russia) от 24 января 2012 года, жалоба №  57541/09).

22

. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд отмечает, что нет оснований прийти к иному выводу по настоящему делу. Европейский Суд считает, что российские власти продлевали срок содержания заявителя под стражей на основаниях, которые хоть и являлись «соответствующими», но не были «достаточными». При таких обстоятельствах нет необходимости рассматривать вопрос о том, велось ли производство с «особой тщательностью».

23

. Следовательно, имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции.

II.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

24

. Статья 41 Конвенции предусматривает:

"Если Европейский Суд устанавливает, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность, лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".

А.  Вред

25

. Заявитель потребовал 850 000 евро в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда.

26

. Власти Российской Федерации отметили, что причинная связь между нарушением и предполагаемым материальным ущербом отсутствует, и что заявитель не обосновал свои требования. Они также считают, что требование о компенсации морального вреда является чрезмерным с точки зрения прецедентной практики Европейского Суда.

27

. Европейский Суд не усматривает какой-либо причинно-следственной связи между признанным нарушением и требуемой компенсацией материального ущерба; таким образом, Европейский Суд отклоняет данное требование. Вместе с тем, он присуждает заявителю 1 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Б.  Расходы и издержки

28

. Заявитель не потребовал возмещения каких-либо расходов и издержек. Соответственно, Европейский Суд не присуждает компенсации по данному пункту.

В.  Проценты за просрочку платежа

29

. Европйеский Суд считает приемлемым, что процентная ставка при просрочке платежа должна быть установлена в размере, равном предельной учетной ставке Европейского Центрального банка, плюс три процента.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1.  объявляет жалобу на чрезмерную длительность содержание заявителя под стражей приемлемой;

 

2.  постановляет, что в настоящем деле имеет место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции;

 

3.  постановляет

(a)  что государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления постановления в силу выплатить заявителю сумму в размере 1 000 (одна тысяча) евро, включая любой налог, которым может облагаться данная сумма;

(б)  что с момента истечения вышеуказанного трехмесячного срока до момента выплаты компенсации на данную сумму начисляются простые проценты в размере, равном предельной учетной ставке Европейского центрального банка в течение периода выплаты пени, плюс три процента;

 

4.  отклоняет остальные требования заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке; уведомление о постановлении направлено в письменном виде 15 октября 2015 года в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Европейского Суда.

  Андрэ Вампах                                                                  Ханлар Гаджиев
Заместитель Секретаря                                                        Председатель

 

 

11 июля 2016 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).