Вы здесь

ДЕЛО «ЕЛИСЕЕВ против РОССИИ» (Жалоба №21594/05)

 

НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

 

АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ Европейского Суда по правам человека

www.echr.coe.int

 

   В РАЗДЕЛЕ HUDOC

 

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

 

 

ДЕЛО «ЕЛИСЕЕВ против РОССИИ»

 

(Жалоба №21594/05)

 

 

 

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

 

 

СТРАСБУРГ

 

28 мая 2014 г.

 

 

 

Постановление вступило в силу, но может быть подвергнуто редакционной правке.

 

В деле «Елисеев против России»

Европейский Суд по правам человека (Первая секция), заседая Комитетом, в состав которого вошли:

          Ханлар Гаджиев, председатель,
          Эрик Мос,
          Дмитрий Дедов, судьи,
и Андрэ Вампаш, заместитель секретаря секции,

Рассмотрев дело за закрытыми дверями 6 мая 2014 года,

Выносит следующее постановление, утвержденное в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано на основании жалобы (№ 21594/05) против Российской Федерации, поданной в Суд 1 июня 2005 года на основании статьи 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция») гражданином данного Государства Валерием Николаевичем Елисеевым (далее – «заявитель»).

2. Власти России (далее - «Власти») были представлены М.Г. Матюшкиным, Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3. Заявитель утверждает, что отмена судом надзорной инстанции вступивших в законную силу судебных решений, вынесенных в его пользу, нарушила его право на справедливое судебное разбирательство и право на защиту собственности.

4. 3 мая 2010 года жалоба была коммуницирована Властям.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявитель родился в 1964 году и проживает в поселке Майский Белгородской области.

6. В августе 2001 года заявитель заключил три договора с Белгородской государственной технологической Академией строительных материалов (далее - "Академия"), государственным учреждением, оговорив в договорах свое долевое участие в строительстве трех квартир. Также договоры предусматривали положение о том, что после внесения оплаты заявитель становится собственником указанных квартир.

7. После того, как Академия в одностороннем порядке прекратила выполнение обязательств по договорам, заявитель обратился в суд с требованием обязать Академию продолжить исполнение договоров и присудить ему возмещение убытков. Заявитель утверждал, что разрыв договора в одностороннем порядке не был обоснован, так как он никогда не уклонялся от выполнения своих обязательств. Академия подала встречный иск о признании этих договоров недействительными.

8. 24 сентября 2002 года Свердловский районный суд г. Белгорода (далее - "районный суд"), изучив документацию, представленную в деле, и заслушав многочисленных свидетелей, отклонил встречный иск Академии. Кроме того, он частично удовлетворил иск заявителя и вынес решение о продолжении исполнения Академией обязательств по договорам, в частности, указав нижеследующее:

«Таким образом, в соответствии со статьей 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, законных оснований у ответчика для одностороннего отказа от исполнения обязательств не было. Также нет законных оснований для удовлетворения встречных исковых требований для признания сделок недействительными.

Нет объективных данных о нарушении сроков финансирования заказчиком, который даже опередил их.

9. Академия обжаловала решение в кассационном порядке. Он заявил, что районный суд не принял во внимание его довода, в соответствии с которым заключение договоров было совершено с ошибкой.

10. 3 декабря 2002 года Белгородский областной суд (далее - "областной суд") отклонил кассационную жалобу Академии, и оставил в силе решение суда первой инстанции, которое в тот же день вступило в законную силу.

11. В неустановленную дату в декабре 2002 года Академия подала первое заявление о пересмотре решения в порядке надзора, которое было отклонено по неопределенным основаниям.

12. 24 сентября 2004 года по ходатайству Академии районный суд установил срок обжалования в порядке надзора.

13. 9 декабря 2004 года Президиум областного суда отменил решение от 24 сентября 2002 года и определение от 3 декабря 2002 года и направил дело на новое рассмотрение в районный суд. Президиум указал судьям нижестоящих инстанций на то, что они не рассмотрели довод Академии о законности прекращения выполнения обязательств по договорам в одностороннем порядке в ответ на несоблюдение заявителем расписания платежей, установленного договорами.

14. 11 мая 2005 года районный суд отказал в удовлетворении всех требований заявителя. 28 июня 2005 года это постановление было утверждено в кассационном порядке областным судом.

15. 6 октября 2005 года заявитель получил банковским переводом на свой расчетный счет суммы, внесенные им ранее во исполнение оспариваемых контрактов, в размере 971 714,40 рублей.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

16. Национальное право и судебная практика, применимые к процедуре пересмотра в порядке надзора на момент описываемых событий, изложены в постановлении по делу "Борщевский против России", № 14853/03, пп. 31-35, 21 сентября 2006.

ПРАВО

I.    ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 1 СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

17. Заявитель утверждает, что отмена судом надзорной инстанции вступивших в законную силу судебных постановлений, вынесенных в его пользу, нарушила его право на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное статьей 6 Конвенции, которая гласит:

« Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях (...) имеет право на справедливое (...) разбирательство дела (...) судом »

A. Приемлемость жалобы

18. Суд считает, что данная жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта (а) пункта 3 статьи 35 Конвенции. Кроме того, Суд установил, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Таким образом, следует объявить ее приемлемой.

B. Существо жалобы

19. Власти оспорили доводы заявителя. Они утверждают, что в настоящем деле отмена судебных решений была обоснована существенным нарушением, а именно, несоблюдением принципа беспристрастности, так как суды нижестоящей инстанции не исследовали заявление защиты, представленное Академией, в соответствии с которым она отказалась от исполнения обязательств по договорам вследствие несоблюдения заявителем установленного расписания платежей. Также судьи изначально не установили всех обстоятельств, которые являлись определяющими для надлежащего разбирательства по делу, что лишило их решения законности.

20. Суд напоминает о своей постоянной судебной практике, в соответствии с которой отмена в ходе пересмотра в порядке надзора судебного решения, ставшего окончательным и вступившего в законную силу, может сделать право участника судебного разбирательства на суд необъективным и нарушить принцип правовой определенности (см, например, "Рябых против России", №52854/99, пп. 56-‑58, 24 июля 2003).

21. Хотя Суд согласен с утверждением, что сама по себе возможность возобновлять рассмотрение дела prima facie сопоставима с требованиями Конвенции (см. в контексте уголовного производства "Никитин против России", №50178/99, п. 57, CEDH 2004‑VIII) и что в некоторых случаях окончательное и обязательное для исполнения судебное решение может быть пересмотрено, он приходил к выводу, что отступления от принципа правовой определенности оправданы, только если они необходимы в обстоятельствах существенного и неопровержимого характера ("Рябых", вышеупомянутое, п. 52). Он подчеркивает, что надзорный орган не должен действовать произвольно (см. "Петров против России", №7061/02, п. 17, 21 декабря 2006) и что некоторые обстоятельства дела могут указывать на то, что использованный способ возобновления дела подрывает саму суть справедливого судебного разбирательства (см. "Никитин", ibid).

22. Суд отмечает, что Власти в этом деле утверждают, что отмена национальных судебных решений была обоснована задачей исправить фундаментальное нарушение. Таким образом, Суду необходимо исследовать, так ли это.

23. Во-первых, Суд подчеркивает, что в настоящем деле отмена окончательных судебных решений была произведена через два года после того, как эти решения стали окончательными и вступили в законную силу и после первой неудачной попытки возбудить надзорное производство, предпринятой Академией в декабре 2002 года. Кроме того, Властями не было предоставлено никакого объяснения этой неудачной попытки.

24. В этом отношении Суд отмечает, что эта первая попытка была предпринята во время действия Гражданского процессуального кодекса РСФСР, который не предусматривал никакого срока для подачи такого обжалования. Вторая жалоба о пересмотре в порядке надзора была подана уже в соответствии с новым Гражданским процессуальным кодексом, который ограничивал срок для обжалования одним годом. Однако переходные положения закона, применяемые при вступлении в действие этого кодекса, разъясняемые Пленумом Верховного суда Российской Федерации, предоставляли возможность обжаловать в порядке надзора любое судебное постановление, ставшее окончательным до 1 февраля 2003 года. Таким образом, Академия спустя двадцать четыре месяца получил вторую возможность обжаловать окончательные судебные постановления даже без необходимости выдвигать серьезные и уважительные основания для продления срока подачи обжалования.

25. Далее Суд напоминает, что окончательное судебное решение, вступившее в законную силу, могло бы быть пересмотрено только в исключительных обстоятельствах, к которым не относится отмена с единственной целью добиться противоположного решения по делу (см. ссылки выше). Во-первых, Суд уже имел возможность отметить, что основания отмены судебных решений судом кассационной инстанции большей частью совпадают с основаниями отмены или изменения судебных решений в порядке надзора (см., среди прочих, «Борщевский против России», вышеупомянутое, п. 48). В настоящем деле, хотя Академия и воспользовалась возможностью обжаловать спорное решение в кассационном порядке, Власти не предоставили никаких данных, например, кассационной жалобы или протокола заседания, позволяющих установить, что вопрос о таком значительном, по мнению Академии, нарушении, как нерассмотрение судом нижестоящей инстанции одного из аргументов ее защиты, поднимался в кассационном порядке.

26. Во-вторых, говоря об исключительном характере обстоятельств, обуславливающих отмену, Суд отмечает, что в некоторых случаях отсутствие мотивировки отклонения решающего аргумента, представленного участником производства, может нарушать статью 6 Конвенции (см "Руис Ториха против Испании" (Ruiz Torija c. Espagne), №18390/91, 9 декабря 1994, п. 29). Однако Суд не может сделать вывод о том, что в настоящем деле имелись «исключительные обстоятельства», наличие которых требуется в соответствии с прецедентной практикой Суда, по следующим основаниям.

27. Он отмечает, что в судах первой и в кассационной инстанций защита Академии состояла в заявлении о недействительности оспариваемых договоров. Даже с учетом того, что этот довод бесследно исчез из решения, вынесенного при пересмотре в порядке надзора, в пользу довода о законности одностороннего расторжения договоров, Суд отмечает, что этот аргумент был детально и всесторонне исследован на основании различных документов и многочисленных свидетельств судом первой инстанции (см. п. 8 выше).

28. Что касается аргумента о нарушении заявителем своих обязательств по договорам, который обосновал бы одностороннее расторжение договоров Академией, он также был исследован районным судом, хотя и по инициативе самого заявителя. В самом деле, в защиту своего требования о продолжении исполнения обязательств по оспариваемым договорам он утверждал, что он не уклонялся от выполнения своих обязательств по договорам, и что, следовательно, Академия не имела оснований прекращать их исполнение со своей стороны (см п. 7 выше). Остается выяснить, приводила ли Академия этот же довод и утверждала ли, что в решении районного суда отсутствовала мотивировка.

29. Суд не отмечает ни одного факта, позволяющего предположить, что Академия также приводила этот довод. В этом отношении он отмечает, что в защиту этого утверждения Власти не предоставили ни одного документа, например, копий различных заявлений Академии или протоколов заседаний. Следовательно, он не может установить, что аргумент, связанный с нарушением заявителем своих обязательств по договорам, был изложен Академией перед судьями нижестоящих судов достаточно ясным и точным образом с тем, чтобы требовать от них более детального ответа (см, a contrario, "Руис Ториха против Испании" (Ruiz Torija c. Espagne), вышеупомянутое, п. 30).

30. Вместе с тем, Суд напоминает, что районный суд детально рассмотрел встречный иск Академии (см пункт 27 выше). Следовательно, он не видит оснований, по которым суд мог бы не исследовать с той же тщательностью ее второй аргумент защиты, если бы он был действительно представлен.

31. Суд ранее уже выносил решение о том, что ни одна из сторон не может ходатайствовать о пересмотре окончательного решения, вступившего в законную силу, с единственной целью добиться повторного рассмотрения дела и нового решения по нему ("Рябых", вышеупомянутое, п. 52). Таким же образом, ни одна из сторон не может использовать эту процедуру с одной лишь целью устранить недостатки своей защиты в судах первой и кассационной инстанций.

32. При таких обстоятельствах и отсутствии достаточных обоснований, приводимых Властями, Суд может лишь присоединиться к утверждению заявителя, в соответствии с которым судебные постановления от 24 сентября 2002 г. и 3 декабря 2002 г., вынесенные в его пользу, были отменены в связи с  нарушением принципа правовой определенности без настоятельной социальной необходимости. Следовательно, есть основание установить, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1 КОНВЕНЦИИ

33. Заявитель утверждает, что имело место нарушение его права на защиту собственности на том основании, что отмена вышеупомянутых судебных постановлений лишила его возможности стать собственником трех квартир. Он ссылается на статью 1 Протокола №1 к Конвенции.

34. Оспаривая это утверждение, Власти заявляют, что отмена судебных постановлений, о которых идет речь, была обоснована.

35. Суд отмечает, что решением от 24 сентября 2002 года, которое было утверждено в кассационном порядке, районный суд постановил продолжить исполнение Академией обязательств по договорам в пользу заявителя. Затем Академия прекратила исполнение договоров ввиду несоблюдения заявителем своих обязательств по договорам и это прекращение было признано национальными судами законным. Денежные средства, внесенные заявителем во исполнение договоров, были ему возвращены.

36. В этих условиях и с учетом установления факта, относящегося к статье 6 (пункт 32 выше), Суд объявляет жалобу приемлемой и считает, что нет необходимости исследовать, имело ли место в настоящем деле нарушение этого положения (аналогичный подход описан в деле, mutatis mutandis, "Куринный против России", №36495/02, 12 июня 2008, пп. 35-38 и делах, ссылки на которые в нем приведены).

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

37. Согласно статье 41 Конвенции,

« Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне ».

A. Ущерб

38. Заявитель считает, что он незаконно был лишен права собственности в отношении трех квартир и, следовательно, требует выплаты суммы в размере стоимости этих квартир с учетом цен на недвижимость на текущий момент, а именно 3 253 965 рублей. Кроме того, он заявляет об ущербе вследствие невозврата выплаченных сумм в 2001 году и требует, соответственно, 1 200 000 рублей в качестве компенсации понесенного им морального вреда.

39. Власти указывают, что выплаченные суммы были перечислены заявителю в размере 971 714 рублей 6 октября 2005 года. Вместе с тем они уточняют, что договоры в пункте 2.5 определенно предусматривали отсутствие индексации выплаченных сумм в случае расторжения договоров. Следовательно, Власти подчеркивают, что факты ущерба, на которые ссылается заявитель, не установлены. Что касается морального вреда, Власти утверждают, что сумма, требуемая в качестве компенсации предполагаемого морального вреда, является чрезмерной и не соответствует юрисдикции Суда.

40. Наряду с Властями Суд не усматривает причинной связи между установленным нарушением и заявляемым материальным ущербом и отклоняет это требование. Однако он считает, что имеются основания выплатить заявителю сумму в размере 2 000 евро (EUR) в качестве компенсации морального вреда.

В. Судебные расходы и издержки

41. Заявитель не требует какой-либо суммы в этом отношении. Следовательно, Суд считает, что отсутствуют какие-либо основания для выплаты ему суммы на данном основании.

C. Проценты за просрочку платежа

42. Суд считает целесообразным установить процентную ставку за просрочку платежа в размере предельной учетной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. Объявляет жалобу приемлемой;

 

2. Постановляет, что имеет место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

 

3. Постановляет, что нет необходимости отдельного рассмотрения жалобы с точки зрения положений статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции;

 

 

 

 

4. Постановляет

а) что государство-ответчик должно перечислить заявителю в течение трех месяцев 2 000 ЕВРО (две тысячи евро) в качестве возмещения морального вреда, плюс любые налоги, которые могут быть начислены на данную сумму, эту сумму подлежит конвертировать в российские рубли по курсу на день выплаты;

b) что по истечении вышеупомянутых трех месяцев до даты выплаты на указанные суммы будут начисляться простые проценты в размере предельной учетной ставки Европейского центрального банка, применяемой в этот период, плюс три процента;

 

5. Отклоняет остальные требования о справедливой компенсации.

Составлено на французском языке с направлением письменного уведомления 28 мая 2014 года в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 77 Регламента Суда.

Андрэ Вампаш                                                                 Ханлар Гаджиев
Заместитель секретаря                                                         Председатель

22 сентября 2015 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).